Дракон-Право
Автоматическая правовая система

Ю.И. Бытко, С.Ю. Бытко

Сборник нормативных актов по уголовному праву России X–XX веков / Нормативные акты XIX века / УЛОЖЕНИЕ О НАКАЗАНИЯХ УГОЛОВНЫХ И ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ 1845 г. / РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ. О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ, ПРОСТУПКАХ И НАКАЗАНИЯХ ВООБЩЕ / Глава третья. О определении наказаний по преступлениям

Отделение первое. О ОПРЕДЕЛЕНИИ НАКАЗАНИЙ ВООБЩЕ И ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ, ПРИ КОИХ СОДЕЯННОЕ НЕ ВМЕНЯЕТСЯ В ВИНУ

Сборник Оглавление Назад Вперёд

Глава третья. О определении наказаний по преступлениям

Отделение первое. О ОПРЕДЕЛЕНИИ НАКАЗАНИЙ ВООБЩЕ И ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ, ПРИ КОИХ СОДЕЯННОЕ НЕ ВМЕНЯЕТСЯ В ВИНУ

I. О определении наказаний вообще
  1. Наказания за преступления и проступки определяются не иначе, как на точном основании постановлений закона.

  2. Наказание за преступление или проступок, а в тех случаях, когда оное в законах постановлено и за покушение на преступление, или приготовление к нему или же и за самый на оное умысел, может быть определено судом тогда только, во-первых, когда содеяние преступления или проступка, или же покушение на оные или приготовление к ним, или существование преступного умысла несомненно доказаны; во-вторых, когда при том содеянное или умышленное должно быть вменено подсудимому или подсудимым в вину.

II. О причинах, по коим содеянное

не должно быть вменяемо в вину

  1. Причины, по коим содеянное не должно быть вменяемо в вину, суть:

1) совершенная невинность того деяния, коего случайным и непредвидимым последствием было сделанное зло;

2) малолетство в таком возрасте, когда подсудимый не мог еще иметь понятия о свойстве деяния;

3) безумие, сумасшествие и припадки болезни, приводящие в умоисступление или совершенное беспамятство;

4) ошибка случайная или вследствие обмана;

5) принуждение от превосходящей непреодолимой силы;

6) необходимость обороны.

  1. Зло, последовавшее случайно и непредвидимо, не вменяется содеявшему в вину. Если однако же деяние, от коего последовало сие зло, было само по себе противозаконное, то он подвергается наказанию, но лишь за то, что был намерен учинить. Сверх сего, в некоторых, законом определенных случаях, для успокоения совести, он предается церковному покаянию.

  2. Дети, не достигшие семи лет от роду и потому еще не имеющие достаточного о своих деяниях понятия, не подлежат наказаниям за преступления и проступки: они отдаются родителям, опекунам или родственникам, для вразумления и наставления их впоследствии.

  3. Преступление или проступок, учиненные безумным от рождения или сумасшедшим, не вменяются им в вину, когда нет сомнения, что безумный или сумасшедший, по состоянию своему в то время, не мог иметь понятия о противозаконности и о самом свойстве своего деяния. Однако же учинившие смертоубийство или же посягнувшие на жизнь другого или свою собственную, или на зажигательство, безумные или сумасшедшие заключаются в дом умалишенных, даже и в случае, когда бы их родители или родственники пожелали взять на себя обязанность смотреть за ними и лечить их у себя. Порядок заключения их в доме умалишенных и сроки для их содержания и освобождения, определены особыми о сем постановлениями (см. приложение III).

  4. На том же основании не вменяются в вину и преступления и проступки, учиненные больным, в точно доказанном припадке умоисступления или совершенного беспамятства. Совершивший в таком припадке болезни смертоубийство, или же посягнувший на жизнь другого или свою собственную, или на зажигательство отдается, вместо дома умалишенных, на попечение родителям, родственникам, опекунам, или, с согласия их, и посторонним, с обязательством иметь за ним тщательное непрестанное смотрение во время его болезни и лечения, предотвращая всякие дурные или опасные для других или же для него самого последствия его припадков умоисступления. Когда же родители больного, или его родственники, опекуны или посторонние, желающие взять его на свое попечение, оказываются недостаточно благонадежными и от них нельзя ожидать точного исполнения возлагаемой на них обязанности, то страдающий припадками умоисступления отдается, для лечения его и присмотра за ним, в больницу, где и оставляется до совершенного выздоровления.

  5. Постановления предшедшей 102 статьи о невменении в вину преступлений и проступков, учиненных в припадке болезни, сопровождаемой умоисступлением или совершенным беспамятством, распространяются и на потерявших умственные способности и рассудок от старости или дряхлости, и на лунатиков (сонноходцев), которые, в припадках своего нервного расстройства, действуют без надлежащего разумения. Они также отдаются на попечение ближайшим родственникам или, с согласия их, и посторонним, или же помещаются в одно из заведений Приказа общественного призрения, для бдительного за ними присмотра.

  6. Глухонемые от рождения, а равно и лишившиеся слуха и языка в детском возрасте, когда нет сомнения, что они не получили, ни чрез воспитание, ни чрез сообщество с другими, никакого понятия о обязанностях и законе, также не подвергаются наказаниям за преступления и проступки; но в случае учиненного таким глухонемым смертоубийства, или же покушения его на жизнь другого или свою собственную, или на зажигательство, делается распоряжение о содержании его в заключении отдельно от других, находящихся под стражею, и о строгом неослабном за ним надзоре.

  7. Кто учинит что-либо противное закону единственно по совершенному, от случайной ошибки или вследствие обмана происшедшему, неведению тех обстоятельств, от коих именно деяние его обратилось в противозаконное, тому содеянное им не вменяется в вину. Он может, однако же в некоторых случаях, законом определяемых, быть присуждаем к церковному покаянию.

  8. Учинившему противозаконное деяние вследствие непреодолимого к тому от превосходящей силы принуждения и токмо для избежания непосредственно грозившей его жизни в то самое время неотвратимой другими средствами опасности, содеянное им также не вменяется в вину.

  9. При необходимой личной обороне употребление силы и каких бы то ни было мер для отражения нападения, равно и нанесение притом нападающему ран, увечья и самой смерти не вменяются в вину, когда от нападения, при невозможности прибегнуть к защите местного или ближайшего начальства, действительно подвергались опасности жизнь, здоровье, или свобода оборонявшегося, или же нападение сделано вором или разбойником, или нападающий вторгнулся с насилием в жительство оборонявшегося. Необходимость обороны признается также и в случае, когда застигнутый, при похищении или повреждении какого-либо имущества, преступник, силою противился . своему задержанию или прекращению начатого им похищения или повреждения. При сем, однако же, постановляется общим правилом: 1) что в каждом из вышеозначенных случаев, оборонявшийся обязан о всех обстоятельствах и последствиях своей необходимой обороны немедленно объявить соседним жителям, а при первой возможности и ближайшему начальству; 2) что всякий напрасный, сделанный нападающему после уже отвращения грозившей от него опасности, вред, признается злоупотреблением обороны, и виновный в том должен быть подвергаем наказанию, которое определяется по мере причиненного им вреда, по роду побуждения, коему он следовал и другим обстоятельствам дела.

  10. Оборона также признается необходимою и со стороны женщины против посягающего насильственно на ее целомудрие и честь.

  11. Во всех случаях, означенных выше сего в статьях 107 и I08, употребление мер необходимой обороны дозволяется не только для собственной своей защиты, но и для защиты других, находящихся в таком же положении.

Отделение второе. О МЕРЕ НАКАЗАНИЙ

  1. Мера установленного законом за преступление или проступок наказания определяется:

1) по мере большей или меньшей умышленности в содеянии преступления;

2) по мере большей или меньшей близости к совершению оного, если преступление не вполне совершено;

3) по мере принятого подсудимым участия в содеянии преступления или в покушении на оное;

наконец, 4) по особенным сопровождавшим содеяние преступления или покушения на оное обстоятельствам, более или менее увеличивающим или же уменьшающим вину преступника.

I. О наказании по мере большей или меньшей умышленности преступления
  1. За преступление, учиненное вследствие намерения заранее преступником обдуманного, определяется всегда высшая мера наказания, за то преступление положенного, если в законах не постановлены именно или различные наказания, или же разные степени наказаний на случай, когда сие преступление было предумышленное, и на те, когда оное учинено по внезапному побуждению без предварительного на то умысла.

  2. За преступление, учиненное в пьянстве, когда доказано, что виновный привел себя в сие состояние именно с намерением совершить сие преступление, определяется также высшая мера наказания, за то преступление в законах положенного. Когда же, напротив, доказано, что подсудимый не имел сего намерения, то мера его наказания назначается по другим, сопровождавшим преступление обстоятельствам.

  3. Учинивший какое-либо преступление, хотя и без обдуманного заранее намерения или умысла, но в третий уже раз, наказывается столь же строго, как учинивший оное в первый раз с обдуманным заранее намерением или умыслом.

  4. Если по обстоятельствам, сопровождавшим его деяние, подсудимый мог и должен был предвидеть, что последствием оного должны быть не одно, а несколько преступлений разной важности, то, хотя бы он и не имел положительного намерения совершить именно важнейшее из сих преступлений, мера его наказания определяется всегда по сему важнейшему из преступлений, долженствовавших быть последствием его деяния.

  5. Если подсудимый, при содеянии какого-либо преступления, тем самым, хотя и без прямого на сие умысла, учинил еще другое, более тяжкое, то мера его наказания определяется по правилам о совокупности преступлений (статья 156 сего Уложения), кроме лишь случаев, в коих законами полагается за сие именно другое наказание, более строгое.

  6. Строгость определенного в законе наказания за преступление, учиненное без намерения, увеличивается, когда учинивший оное, по званию своему или обстоятельствам, был обязан действовать с особенною осмотрительностью; сия строгость уменьшается, когда деяние подсудимого по существу своему было не противозаконное, а вредные оного последствия не могли быть им легко предвидены, или же когда он в сем случае увлекался излишнею в исполнении возложенных на него обязанностей ревностью. Когда же неосторожность деяния, бывшего причиною сделанного зла, оправдывается обстоятельствами, по коим никак нельзя было ожидать и предполагать вредных оного последствий, то виновному в сей неосторожности делается только приличное на счет оной внушение.

II. О наказании по мере покушения на преступление
  1. Изъявивший на словах или письменно, или же обнаруживший каким-либо действием намерение совершить преступление, наказывается за сие, как за преступный умысел.

Случаи, в коих за умысел, смотря по роду и важности преднамеренного преступления, назначается наказание, именно означены в законах.

  1. За приготовление к совершению преступления виновный подвергается наказанию смотря по тому, во-первых, „потребленные им до сего средства были ли противозаконные, во-вторых, самое приобретение сих средств не было ли соединено с опасностью для какого-либо частного лица, или многих, или и всего общества. Наказание за одно, без сих увеличивающих вину обстоятельств, приготовление к преступлению определяется лишь в особых, именно означенных законами случаях.

  2. Когда учинивший приготовление к преступлению или иже и покусившийся на оное остановился при том и по собственной воле не совершил преднамеренного, то он подвергается наказанию лишь в том случае, если содеянное им при сем приготовлении и покушении есть само по себе преступление, и только за сие преступление, а не за то, которое он был прежде намерен совершить.

  3. Мера наказания за покушение на преступление, когда оно остановлено не по собственной воле подсудимого, а по другим независевшим от него обстоятельствам, определяется по большей или меньшей близости сего покушения к совершению преступления, одною или двумя степенями ниже против наказания, постановленного за самое совершение преступления.

  4. Когда при покушении на преступление подсудимым сделано все, что он мог считать нужным для приведения своего намерения в действо, и только по особенным непредвиденным обстоятельствам преднамеренное им зло не совершилось, то он наказывается столь же строго, как и за совершенное вполне преступление.

  5. Кто при покушении на какое-либо преступление учинит другое, тот наказывается по правилам о совокупности преступлений (статья 1 56), кроме лишь тех особенных случаев, в коих законами за сие определяется строжайшее наказание.

III. О наказании по мере участия

в преступлении

  1. За преступление, учиненное несколькими лицами без предварительного между ними на то соглашения, главные виновные приговариваются к высшей мере наказания, за то преступление в законах положенного, а мера наказания участников определяется по мере оказанного каждым из них содействия в учинении преступления, одною или двумя степенями ниже того, коему подвергаются главные виновные.

  2. За преступление, содеянное несколькими лицами по предварительному между ними на то соглашению, зачинщики, если на сии случаи в законах не определены именно особый род или особая степень наказания, приговариваются к самой высшей мере той степени наказания, которое вообще законом за сие преступление положено, хотя бы они сами при совершении преступного деяния и не находились. Строгость наказания зачинщиков уменьшается одною степенью против высшего наказания, за то преступление определенного, когда они отступили от исполнения своего намерения, но однако же не взяли мер для предупреждения исполнения оного и не донесли об умышляемом надлежащему или иному ближайшему начальству.

  3. Все сообщники в преступлении, содеянном по предварительному на то соглашению, подлежат наказанию, за сие преступление законом положенному; но мера оного определяется по мере содействия их зачинщикам, как в приготовлении к преступлению и в привлечении к оному других, так и в самом исполнении. Те из них, которые хотя и случайно и по не зависевшим от их воли обстоятельствам, не находились на месте преступления, приговариваются к наказанию одною степенью ниже против тех, кои были при содеянии оного и сами в том участвовали; а те, которые добровольно уклонились от принятия участия в преступлении, но об умысле на оное не донесли своевременно надлежащему или иному ближайшему начальству, приговариваются к наказанию двумя или, буде какие-либо особенные обстоятельства затрудняли донесение, и тремя степенями ниже против участвовавших в совершении преступления.

  4. Подговорщики или подстрекатели, даже когда они не были в числе зачинщиков, приговариваются к высшей мере наказания, определенного за преступление, к коему они подговаривали или подстрекали. Если они впоследствии старались остановить приведение преступного умысла в действо, но не донесли о том своевременно начальству, то подвергаются наказанию одною степенью ниже.

  5. Из пособников в преступлении, те, коих содействие было необходимо для совершения преступления, приговариваются к наказанию, за то преступление в законе определенному, наравне с учинившими оное; а все прочие к наказанию одною степенью ниже бывших при содеянии преступления участников оного. Обещавшие способствовать содеянию преступления, но потом от сего отказавшиеся и однако же не донесшие своевременно о том начальству, подвергаются определенному в законах наказанию за недонесение об известном злом умысле.

  6. Если все согласившиеся учинить какое-либо преступление, впоследствии, прежде всякого на оное покушения, сами по собственной воле отступили от своего намерения, и сие преступление не принадлежит к числу тех, в коих законом полагается наказание и за один на них умысел, то они освобождаются от всякого наказания; но, смотря по обстоятельствам, могут быть отданы на определенное, более или менее продолжительное, время под надзор полиции.

  7. Когда кто-либо из участвовавших в преступлении, при содеянии оного учинил еще другое, на которое не было между ним и прочими сообщниками предварительного согласия, то он подвергается наказанию по правилам о совокупности преступлений (статья 156). На сем же основании определяется мера наказания и тех из сообщников его, которые сверх преднамеренного преступления участвовали и в содеянии сего другого или же заведомо не препятствовали совершению оного.

  8. Укрыватели приговариваются к наказанию, определенному тем из пособников в преступлении, коих содействие не было необходимо для совершения оного (ст. 127), но лишь одною степенью ниже.

  9. Равным с укрывателями наказаниям подвергаются и попустители преступления, и те, которые, знав о умышляемом преступлении и имев возможность довести о том до сведения правительства или угрожаемого оным лица, не исполнили сей обязанности. Из сего исключаются лишь случаи, в коих за недонесение о известном злом умысле законом именно постановлено наказание более строгое.

  10. Виновные в недонесении о содеянном уже преступлении приговариваются, смотря по важности и обстоятельствам дела, или к заключению более или менее продолжительному в крепости, с ограничением некоторых особенных, на основании статьи 53 сего Уложения, личных прав и преимуществ, или без сего ограничения, или же к заключению в тюрьме, или к аресту также более или менее продолжительному, или наконец, токмо к выговору, замечанию, внушению, или к денежному взысканию.

  11. Те, которые зная, что обвинение в преступлении упадает на невинного, не объявят однако же о истинном виновном, приговариваются к наказанию одною степенью выше против других, недонесших о виновных в таком же преступлении.

  12. Наказаниям, в законах определенным, за недонесение о содеянном уже преступлении, не подвергаются недонесшие:

дети на родителей и вообще на родственников по прямой восходящей линии, а равно и родители на детей и прочих, нисходящих по прямой линии, супруги на супругов, и родные братья и сестры на сестер и братьев. Сии наказания уменьшаются по усмотрению суда, а в случаях, когда и сам виновный не подвергается смертной казни или ссылке в каторжную работу, и вовсе отменяются, если недонесший был с учинившим преступление в близких связях свойства, до второй степени включительно, или же получил от него воспитание, или иным образом был им облагодетельствован. На сем же основании смягчается, но только в меньшей мере, наказание за недонесение о известном злом умысле.

Наказания, определяемые за укрывательство, также и в той же мере уменьшаются или и вовсе отменяются, если виновный в том, не быв сообщником в преступлении, токмо по совершении уже оного способствовал сокрытию преступника, состоящего с ним в брачном союзе или близких связях родства или свойства, или бывшего благодетелем его.

Постановления сей статьи не распространяются на виновных в недонесении или укрывательстве по преступлениям государственным, означенным в статьях 263, 266, 271 и 275 сего Уложения.

IV. О обстоятельствах, увеличивающих вину и наказание
  1. Вина учинившего какое-либо преступление, а с тем вместе и мера следующего за сие наказания увеличиваются по мере того:

1) чем более было умысла и обдуманности в действиях преступника;

2) чем выше были его состояние, звание и степень образованности;

3) чем более противозаконны и безнравственны были побуждения его к сему преступлению;

4) чем более лиц он привлек к участию в сем преступлении;

5) чем более он употребил усилий для устранения представлявшихся ему в том препятствий;

6) чем более им нарушено особых личных обязанностей в отношении к месту, в коем преступление учинено, и в отношении к лицам, против коих оное предпринято;

7) чем более было жестокости, гнусности или безнравственности в действиях, коими сие преступление было предуготовляемо, приводимо в исполнение, или сопровождаемо;

8) чем важнее была опасность, которою сие преступление угрожало какому-либо частному лицу, или многим, или и всему обществу и государству;

9) чем важнее зло или вред, сим преступлением причиненные;

10) чем более виновный при следствии и суде оказывал неискренности и упорства в запирательстве, особливо если притом он старался возбудить подозрение на невинных, или даже прямо клеветал на них.

  1. Случаи, в коих по одному или нескольким из обстоятельств, выше сего в предшедшей 735 статье исчисленных, суд может, не ограничиваясь увеличиванием меры наказания, возвысить оное одною или несколькими степенями, или даже приговорить виновного к другому наказанию более строгому, означаются именно в особых о каждом преступлении постановлениях.

  2. К числу обстоятельств, увеличивающих вину и наказание, принадлежат и повторение того же преступления или учинение другого после суда и наказания за первое, и впадение в новое преступление, когда прежнее, не менее важное, было прощено виновному вследствие общего милостивого манифеста, или по особому монаршему снисхождению.

  3. В случаях, когда закон не назначает именно наказания за повторение того же преступления, или же за учинение оного в третий или четвертый раз и т. д., суд назначает всегда самую высшую меру наказания за то преступление, или за повторение оного, или же за учинение в третий раз определенного.

  4. За новое преступление, содеянное во время или прежде суда, но по изобличении в первом, виновный подвергается наказанию по правилам о совокупности преступлений (статья I56 сего Уложения).

V. О обстоятельствах, уменьшающих вину

и наказание

  1. Обстоятельствами, в большей или меньшей мере уменьшающими вину, а с тем вместе и строгость следующего за оную наказания, признаются:

1) когда виновный добровольно и прежде, нежели на него пало какое-либо подозрение, явился в суд или же к местному или другому начальству и вполне чистосердечно с раскаянием сознался в учиненном преступлении;

2) если он, хотя и после уже возбуждения на счет его подозрения, но вскоре, без упорства, по одному из первых на допросе убеждений или увещаний, учинил с раскаянием полное во всем признание;

3) если он без замедления, благовременно и также с полною откровенностью, указал всех участников его в преступлении;

4) если преступление учинено им по легкомыслию или же слабоумию, глупости и крайнему невежеству, которым воспользовались другие для вовлечения его в сие преступление;

5) если преступление учинено им вследствие сильного раздражения, произведенного обидами, оскорблениями или иными поступками лица, коему он сделал или покусился сделать зло;

6) если он был вовлечен в сие преступление убеждениями, приказаниями или дурным примером людей, имевших над ним по природе или по закону высшую сильную власть;

7) если он учинил сие преступление единственно по крайности и совершенному неимению никаких средств к пропитанию и работе;

8) если при самом содеянии преступления он почувствовал раскаяние или сожаление к жертвам оного и по сему побуждению не совершил всего преднамеренного им зла, особливо же, когда он удержал от того и своих сообщников;

9) если он по содеянии преступления старался по крайней мере отвратить хотя некоторые из вредных оного последствий и вознаградить причиненные оным зло или убыток.

  1. По одному или нескольким из означенных в предшедшей 140 статье, более или менее уменьшающих вину, обстоятельств суд, по соображении их с другими, сопровождавшими то преступление, может также более или менее уменьшать, но однако же в определенной законами степени, меру следующего за оное наказания.

  2. Уменьшающим вину и строгость наказания обстоятельством признаются и малолетство, и несовершеннолетие подсудимого.

  3. Дети, коим более семи, но менее десяти лет от роду, и которые не имеют еще надлежащего о своих обязанностях разумения, не подвергаются определенному в законах наказанию, но отдаются родителям или благонадежным родственникам для строгого за ними присмотра, исправления и наставления, между прочим и чрез духовника их или другого священнослужителя. Сие правило распространяется и на имеющих от десяти до четырнадцати лет от роду, когда с достоверностью признано, что преступление учинено ими без разумения.

  4. Наказание имеющих от десяти до четырнадцати лет от роду и учинивших преступление с разумением, смягчается на следующем основании:

1) за преступления, подвергающие лишению всех прав, телесному наказанию через палачей и ссылке в каторжную работу, они, по лишении прав состоянии, ссылаются в Сибирь на поселение без телесного наказания, к какому бы состоянию прежде суда ни принадлежали;

2) за преступления, подвергающие лишению всех прав, телесному наказанию чрез палачей и ссылке на поселение, они присуждаются к заключению в монастыре, если в том месте или не в весьма дальнем от оного расстоянии есть монастыри их вероисповедания, или же, в противном случае, в смирительном доме, но отдельно от других, в том доме содержимых, на время от пяти до восьми лет, также без телесного наказания, к какому бы состоянию прежде суда ни принадлежали;

3) за преступления, менее тяжкие, за которые определяются законом лишение всех особенных лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ и ссылка на житье в Сибирь или другие отдаленные губернии, или же отдача в исправительные арестантские роты гражданского ведомства, или в рабочие дома, они присуждаются к заключению на время от двух месяцев до одного года в монастыре или в смирительном доме, на основании правила, в предшедшем 2 пункте сей статьи означенного;

4) за преступления, за которые определено законом заключение в смирительном доме, или другое еще менее строгое, они подвергаются исправительному домашнему, по распоряжению родителей или опекунов, наказанию.

  1. Несовершеннолетние, имеющие от роду более четырнадцати лет, но менее двадцати одного года, за учинение преступлений, которые влекут за собою лишение всех прав состояния, подвергаются тем же наказаниям, как и совершеннолетние, с тою лишь разницей, что наказания телесные над теми, которые по состоянию своему от оных не изъяты, совершаются не чрез палачей, а чрез полицейских служителей, и не плетьми, а розгами, и что время работ, к коим они приговариваются, сокращается одною третью; а в случаях, когда их следовало приговорить к каторжной работе в рудниках без срока, они приговариваются к каторжным работам в рудниках на двадцать лет.

  2. За преступления, менее тяжкие, за кои определяются законом лишение всех особенных, лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ и ссылка на житье в Сибирь или другие отдаленные губернии, или же отдача в арестантские поты гражданского ведомства, или в рабочие дома, несовершеннолетние от четырнадцати лет до двадцати одного года, без лишения особенных прав и преимуществ, лично или по состоянию им присвоенных, отдаются в военную службу рядовыми с выслугою, или, в случае неспособности к строевой службе, в писцы военного ведомства, также с выслугою.

За все прочие преступления и проступки несовершеннолетние, имеющие более четырнадцати лет, но менее двадцати одного года, приговариваются к определенным в законе наказаниям одною, или, по усмотрению суда, и двумя степенями ниже.

  1. Когда доказано, что несовершеннолетний вовлечен в преступление другим совершеннолетним, то мера следующего ему наказания может, по усмотрению суда, быть уменьшена одною или двумя степенями, но однако же без изменения рода определенного законом за то преступление наказания.

  2. За преступления, учиненные по неосторожности, несовершеннолетние, имеющие от четырнадцати лет до двадцати одного года от роду, подвергаются лишь домашнему исправительному наказанию, по распоряжению родителей или опекунов.

  3. Несовершеннолетние, присуждаемые к заключению в смирительном доме, крепости или тюрьме, содержатся в оных отдельно от прочих заключенных.

  4. Малолетние, имеющие от десяти до четырнадцати лет от роду и несовершеннолетние, которые после суда и наказания за преступление, будут изобличены вторично в том самом, или в равном или же более тяжком преступлении, подвергаются за сие новое преступление одинаковому с совершеннолетними определенному законом наказанию, токмо с освобождением от наказаний телесных, или с уменьшением меры оных, по правилам, выше сего в статьях 144 и 745 постановленным.

Отделение третье. О ВЛАСТИ И ОБЯЗАННОСТЯХ СУДА В ОПРЕДЕЛЕНИИ НАКАЗАНИЙ

  1. Суд не может определить иного наказания, кроме того, которое в законах за судимое им преступление именно предназначено. По в некоторых случаях, самим законом ему предоставляется право, по соображении сопровождавших преступление более или менее увеличивающих или уменьшающих вину подсудимого обстоятельств, увеличивать или уменьшать меру следующего ему наказания, только не выходя из пределов, также законами для сего постановленных. При сем наблюдаются следующие правила.

  2. Когда в законах определены не только род и степень наказания следующего за судимое преступление, но и высшая и низшая оного в той степени мера, то суд обязан, по важности вины и по сопровождавшим содеянное обстоятельствам, приговаривать подсудимого, признанного виновным, к высшей или низшей определяемой в законе или же к какой-либо средней между оными мере наказания, но отнюдь не изменяя ни рода, ни степени оного. Но если в законе определены только род и степень наказания, без означения высшей и низшей оного меры, то суд определяет сию меру по своему усмотрению, т.е. по важности вины и по соображении увеличивающих или уменьшающих оную обстоятельств, также не изменяя ни рода, ни степени наказания, в законах за то преступление постановленного. Из сего исключаются лишь случаи, о коих упоминается в статьях 157 и 158 сего Уложения.

  3. Когда за какое-либо преступление законами определен только род наказания, или когда за оное постановляется несколько, одно другое заменяющих, наказаний, тогда выбор одного из сих наказаний, или определение степени и меры оного, предоставляется усмотрению суда, который при сем принимает в соображение важность вины, состояние подсудимого и обстоятельства, сопровождавшие его преступление.

  4. Когда на основании статей 124, 125, 126, 127, 130 и других постановлений сего Уложения, по роду участия в содеянном, или же вообще по роду и мере вины подсудимого и обстоятельствам, более или менее оную уменьшающим, надлежит положенное за то преступление или тот проступок наказание уменьшить одною или несколькими степенями; то в случае, если в наказании того рода, которое определено законом, нет низшей, соответствующей постановленному в вышеозначенных статьях правилу, степени, суд переходит к следующему непосредственно за тем роду наказаний, именно: от каторжной работы к ссылке на поселение, от ссылки на поселение к ссылке на житье в Сибирь, или же, буде виновный по закону не изъят от наказаний телесных, к работам в исправительных арестантских ротах гражданского ведомства; от ссылки на житье в Сибирь, к ссылке также на житье в другие отдаленные губернии, или, буде виновный по закону не изъят от наказаний телесных, от работ в исправительных арестантских ротах гражданского ведомства к заключению в рабочем доме; от заключения в тюрьме к кратковременному аресту. Но от ссылки в отдаленные губернии, с коею соединяется потеря всех особенных лично и по состоянию присвоенных виновному прав и преимуществ, и от заключения в рабочем доме, суд не может переходить к другому легчайшему роду наказаний; он равномерно не может переходить и от заключения в крепости или смирительном доме к заключению в тюрьме. Во всех сих случаях, буде есть в виду суда обстоятельства, уменьшающие вину подсудимого, он приговаривает его к наименьшей мере наказания, законом за ту вину определенного в самой низшей оного степени.

Когда же, напротив, на точном основании постановлений закона, определенное оными за некоторые вины наказание должно быть возвышено одною или несколькими степенями, и в наказании того рода, которое положено законом нет уже высшей, соответствующей сему правилу, степени, суд наблюдает означенный выше сего, токмо в обратном смысле, порядок, переходя от кратковременного ареста к заключению в тюрьме;

от ссылки на житье в отдаленные губернии, кроме сибирских, к ссылке на житье в Сибирь, или, буде виновный по закону не изъят от наказаний телесных, от заключения в рабочем доме к работам в исправительных арестантских ротах гражданского ведомства; и от ссылки в Сибирь на поселение к ссылке в каторжную работу. Но он не может переходить от заключения в тюрьме к заключению в смирительном доме или крепости, ни от заключения в смирительном доме или крепости к ссылке в отдаленные, кроме сибирских, губернии, соединенной с потерею всех особенных лично и по состоянию присвоенных виновному прав и преимуществ, или же к отдаче в рабочий дом, ни от высших наказаний исправительных к наказаниям уголовным, с коими соединяется лишение всех прав состояния. Во всех сих случаях суд, вместо перехода к другому роду наказания, увеличивает лишь меру оного, т.е. продолжительность определенных законом для высшей того наказания степени работ в исправительных арестантских ротах гражданского ведомства, или заключения в тюрьме, рабочем или смирительном доме или крепости, или же в месте ссылки, прибавляя к времени, назначенному в сей высшей степени, один год, или же два или три года, смотря по тому, одною, двумя или тремя степенями надлежало бы, сообразно с постановлениями закона, возвысить то наказание против самой высшей оного по сему Уложению меры.

  1. Если в законе за подлежащее рассмотрению суда преступное деяние нет определенного наказания, то суд приговаривает виновного к одному из наказаний, предназначенных за преступления, по важности и роду своему, наиболее с оным сходные; но не приводя сего приговора в действие, представляет о том без замедления, по установленному порядку подчиненности, на рассмотрение Правительствующего сената.

  2. В случае совокупности преступлений, т.е. когда подсудимый признан виновным в учинении нескольких в одно или разное время, дотоле еще ненаказанных и давностью или же общим или особенным прощением не покрытых противозаконных деяний, суд, упомянув в своем определении о всех наказаниях, следующих за каждое из тех преступлений, приговаривает его к тягчайшему из сих наказаний и в самой высшей оного мере.

Сборник Оглавление Назад Вперёд