Дракон-Право
Автоматическая правовая система

Ю.И. Бытко, С.Ю. Бытко

Сборник нормативных актов по уголовному праву России X–XX веков / Краткая история уголовного права России. Нормативные акты X-XVIII веков / Соборное уложение 1649 г.

Глава XXI. О розбойных и о татиных делех а в ней 104 статьи

Сборник Оглавление Назад Вперёд

ГЛАВА XXI. О РОЗБОЙНЫХ И О ТАТИНЫХ ДЕЛЕХ А В НЕЙ 104 СТАТЬИ

  1. Которые розбойники розбивают, и людей побивают, и тати крадут в Московском уезде и в городех, на посадех и в уездех, и такие розбойные и убийственые и татиные дела ведать в Розбойном приказе.

  2. А которые воры крадут, и убийственные всякие дела чинят на Москве, и то ведать на Земском дворе, а в Розбойном приказе тех дел ничем не ведать.

  3. А ведати в городех розбойные и убийственые и татиные дела губным старостам и целовальником по наказом из Розбойного приказу, а воеводам в городех таких дел ничем не ведать. А где губных старост нет, и в тех городех губные дела ведать воеводам и приказным людем.

  4. А которые люди приведут в губу татя или розбойника, а те розбойники или тати учнут на тех людей, и на их дворовых людей и на крестьян, которые их в губу приведут, говорити розбой, или татьбу, или иное какое воровство, и тому не верить для того, чтобы всяким людем безстрашно было воров имая в губу приводить.

  5. А приведут татя, а доведут на него одну татьбу, и того татя пытать и в ыных татъбах и в убийстве, да будет с пытки в ыных татьбах и в убийстве не повинится, а скажет, что он крал впервые, а убийства не учинил, и того татя за первую татьбу бить кнутом и отрезать ему левое ухо, и посадити его в тюрму на два года, а животы его отдати исцом в выть, и ис тюрмы выимая его, посылать в кайдалах работать на всякия изделья, где государь укажет. А как он два года в тюрме отсидит, и его послать в Украинные городы где государь укажет, и велеть ему в Украинных городех быти, в какой чин он пригодится, и дать ему писмо за дьячьею приписью, что он за свое воровство в тюрме урочныя годы отсидел, и ис тюрмы выпущен.

  6. А будет того же татя изымают на другой татьбе, и его потому же пытать в ыных татьбах. Да будет он повинится толко в дву татьбах, а убивства он не учинил же, и его после пытки бить кнутом, и урезав у него праваго уха, посадить в тюрму на четыре года, а ис тюрмы выимая его посылать на всякия государевы изделья, потому же в кайдалах. А как он в тюрме урочные лета отсидит, и его сослать в Украинные же городы, где государь укажет, и дать ему писмо, что он и за другую татьбу урочные годы в тюрме отсидел и ис тюрмы выпущен.

  7. Да и мошенником чинить тот же указ, что указано чинить татем за первую татьбу.

  8. А приведут татя, а доведут на него татбы три, или четыре или больши, и того татя, пытав, казнити смертью, хотя он и убийства не учинил, а животы его отдать исцом в выть.

  9. А будет тать учинит и на первой татьбе убийство, и его казнить смертью.

  10. А церковных татей казнить смертью же безо всякого милосердия, а животы их отдавати в церковныя татьбы.

  11. А которые воры на Москве и в городех воруют, карты и зернью играют, и проигрався воруют, ходя по улицам, людей режут, и грабят, и шапки срывают, и о таких ворах на Москве и в городех и в уездех учинити заказ крепкой и биричем кликати по многия дни, будет где такие воры обявятся, и их всяких чинов людем имая приводити в приказ. Да кто таких воров, изымав, в приказ приведет и в приказе, таких воров роспрашивая, сыскивати про них всякими сыски накрепко, да будет про воровство их сыщется допряла, что они зернью и карты играют, и ходя по улицам воруют, людей режут, и грабят, и шапки срывают, и тем вором чинити указ тот же, как писано выше сего о татех. А будет кто таких воров видя где не изымает и в приказ не приведет, а изымать было их мощно, и сыщется про то допряма же, и на тех людех имати заповеди по полтине на человеке.

  12. А будет приведут розбойника, и его пытать. Да будет он с пытки повинится, что он розбивал впервые, а убийства не учинил, и у того розбойника за первой розбой после пытки отрезать правое ухо, да в тюрме сидеть три годы, а животы его отдати в выти исцом, а ис тюрмы выимая его, посылати в кайдалах работати всякое изделье, где государь укажет. А как он в тюрме три годы отсидит, послати в Украинные городы, где государь укажет, и велети ему в Украинных городех быти, в какой чин пригодится, и дать ему потому же письмо, за дьячьею приписью, что он за свое воровъство в тюрме урочные годы отсидел, и ис тюрмы выпущен.

  13. А будет розбойника поймают на розбое в другие, и его потому же пытать и в ыных розбоях. Да будет он повинится толко в дву розбоях, а убивства хотя и не учинил, и его за другой розбой казнить смертью, а животы его отдать в выть исцом.

  14. А которые розбойники говорят на себя в роспросе и с пыток, что они были на одном розбое, да на том же розбое учинили убивство, или пожгли дворы, или хлеб, и тех розбойников и за первой розбой казнити смертью.

  15. А в городы о татех и о розбойникех послать государевы грамоты, а велеть на посадех и по слободам и в уездех, в селех и в деревнях и по Торжком кликати биричем, и заказ учинить крепкой, будет где объявятся такие люди, у которых уши резаны, а писма у них в том, что они ис тюрмы выпущены, не будет, и таких людей имая приводить в городех к воеводам, и к приказным людем и губным старостам, а воеводам и приказным людем тех людей роспрашивать, и роспрося писать о указе к государю к Москве, а до государева указу тех людей держать в тюрме.

  16. А будет кто таких людей учнет укрывать и у себя держать, а к воеводам, и к приказным людем, и к губным старостам не отведет, а иной на него то доведет, и на нем за то взять пени десять рублев, чтобы на то смотря иным не повадно было так делать, а татем бы и розбойником нигде пристаница не было.

  17. А которые розбойники будут изыманы на розбоех, или на станех и в роспросе и с пыток учнут говорить сами на себя и на товарыщев своих во многих розбоех, и в смертном убийстве и во дворовом пожеге, и за то их воровство доведется их казнить смертью, а товарыщев их, на которых они учнут говорить, втепоры в сыску не будет, и таких воров, для сыску товарыщев их, держать в тюрме полгода. А будет товарыщев их в полгода не сыщется, и тех воров после полугода казнить смертью. А больши полугода таких воров в тюрме не держать, чтобы такие воры, сидя в тюрме многое время, от смертные казни не свобожалися, и безвинных бы людей не клепали.

  18. А животы розбойничьи и татиные оценя отдавати в платежь исцом, а чего розбойничьих и татиных животов в ыск не достанет, и те иски класти в выти, на кого по сыску доведется.

  19. А которые розбойники в ысцовых искех на себя и на товарыщев своих с пыток говорят, что они розбивали, а что розбоем взяли, и про то скажут имянно, а больши того скажут не взяли, и исцом в их иски то и править, что розбойник сказал.

  20. А которой розбойник скажет с пытки кого розбивал, и живот его имал, а что он и товарищи его животов взяли, того скажет неупомнит, и тем исцам по их челобитным указывати в четверть их исков.

  21. А которые розбойники с пыток скажут кого розбивали, и животы его имали, а что они и товарищи их животов взяли, и то скажет имянно, а про достальные исцовы животы скажет кто что взял, того они не упомнят, и исцам по той розбойничье скаске велеть в их иске правити то, что розбойники имянно скажут. А достальныя их иски, про которые розбойники скажут, что они не упомнят, взяти в четверть.

  22. А которых розбойничьих животов за исцовою вытью останется, и те достальные животы оценя продать на государя.

  23. А будет которых розбойничьих животов исцу в выть не достанет, и того исцу из ыных розбойничьих животов не давать, и на вытчикех иных розбоев того недостатка не разводить.

  24. А кого поймают на розбое, и те розбойники на себя в розбое и с пыток говорити не учнут, и про тех людей около их житья обыскивать. Да будет в сыску обыскные многие люди скажут, что они тех розбойников знают, и розбоем и иными лихими делы те обыскные люди их оговорят, и тех людей по обыском пытать в другие. А будет они и с другие пытки на себя говорить не учнут, и их по обыском вкинуть в тюрму.

  25. А будет про них в обыску скажут, что они люди добрые, и улики никакие на них не ведают, и тех по пыточным речем и по обыском давать на чистые поруки тем же людем, которые их одобрят в том, что им никаким воровством не промышлять.

  26. А которые люди приведут кого с поличным, и скажут, что то поличное их, и приведчи о указе не учнет бити челом две недели, и тем людем в том по государеву указу отказывать. А будет кто приведчи кого с поличным скажет, что то поличное племяни их, или друзей, а племяни их и друзей на Москве, или в городе, где поимаются за поличное, нет, а не сослався им с теми людми, чье то поличное, искати вскоре не мощно, и учнут они бити челом о сроке, и таким людем, кто за чюжое поличное поимается, давати до прямых исцов поверстной срок по государеву указу, и велети им к тому поличному ставити исцов на указныя сроки, счетчи против верст. А будет кто по поверстному сроку к поличному исца на указной срок не поставит, и им после поверстного указного сроку в том отказывать, и тех людей, которые с поличным будут приведены, свобожати.

  27. А которые исцы с розбойники или с приводными людми с поличным в розбойных делех, не дожидался указу, учнут миритися, и мировые челобитные учнут в приказ приносити, и тот их мир ставит не в мир, и розбойником указ чинити, по государеву указу, кто чего доведется. А исцом за то пеня чинити смотря по делу, не мирися с розбойники.

  28. А которые розбойники и тати дойдут до пытки, и тех розбойников и татей пытать и в те дни, хотя будет в которой день по котором государе и память будет, или хотя и праздник будет, потому что розбойники и тати и в праздники православных крестиан биют, и мучат, и огнем жгут, и до смерти побивают.

  29. А которые воры, тати и розбойники учнут сидети в тюрме до полугода, и учнут говорити, затевая воровством, какую татиную и розбойную молку на иных людей для своей корысти, а сперва в роспросе и с пыток про то на них не говорили, и тем их язычным молкам не верити, чтоб в том неповинным людем тягости и убытка не чинилося.

  30. А которые тати и розбойники доведутся казнити смертью, и их для покаяния посадити в тюрме в ызбу на шесть недель, и как им отойдут урочные дни, и таких татей и розбойников казнити.

  31. А на которых людей в обыску скажут, что они лихие люди тати, или розбойники, и тех людей по обыском имати, а дворы их и во дворех животы их и хлеб молоченой запечатати, а стоячей хлеб и земляной переписати же, и приказати беречь тутошним и сторонним людем с поруками, докуды дело вершится. А тех лихованных людей по обыском в розбоях и в татьбах пытать, а учнут на себя и на товарищев своих говорити, и по их язычным молкам оговорных людей имати, а дворы их и во дворех животы и хлеб, потому же переписав, запечатати, до тех оговорных людей сь языки с очей на очи ставити и роспрашивати. Да будет язык на очной ставке которого человека опознает, и учнет на него говорити то же, что и за очи в роспросе и с пытки на него говорил, а тот оговорной человек учнет бити челом о обыску, и того человека дати за пристава, а про него обыскати большим повалным обыском. Да будет его в обыску назовут лихим человеком, и его по язычной молке, и по лихованным обыском пытать, и толко учнет на себя и на товарищев своих в розбое говорити, и ему учинити указ по Уложению, да и тому, который на него говорил, тот же указ, как выше сего о том писано, а животы их продати в выть исцовых исков.

  32. А будет кого в обыскех одобрят, и его по обыском дати на чистую поруку з записью, за тех же обыскных людей, которые его в обыску добрили, в том, что ему впредь не красти и не розбивати, и лихим людем, татем и розбойником приезду к себе не держати, и татиныя и розбойныя рухляди не перекупати, и иным никаким воровством не воровати. А как до него будет дело, и порутчиком его поставити, а по язычной молке в ысцовы иски взять на нем выть, а животы его распечатав, отдати ему. А будет на него прибудет в розбое какое лихо, а обыскные люди в том его обыску укрыли, и его пытати, и указ ему чинити, до чего доведется, а обыскным людем за лживыя обыски чинити указ против того, как о том писано выше сего в судной статье.

  33. А которой оговорной человек дан на чистую поруку, а за порукою учнет каким воровством воровати, и того человека поимати и указ ему чинити по тому же, до чего доведется, а на порутчиках его взять выть потому, что за их порукою воровал.

  34. А на которого человека в роспросе и с пытки язык говорит в розбое, или в татьбе, и на очной ставке его познает, а учнет на него говорить с очей на очи тоже, а тот будет человек бродящей, а о обыску бити челом не учнет, а скажет, что его нигде не знают, и того человека по язычной молке пытати. А будет на себя с пытки в розбое и в татьбе учнет говорити в убойстве на том розбое, или дворовой пожог был, и его казнити смертью, а не учнет на себя говорити, и его дать на чистую поруку з записью, а не будет поруки, и его посадити в тюрму, докуды по нем порука будет.

  35. А будет которые воры розбойники три или четыре человека или болши изыманы будут на одном розбое, и с пыток учнут на кого говорити на знатных людей, на дворян, или на детей боярских, или на торговых людей, которые преже того в приводе не бывали, и ни на каком воровстве не объявливалися, и ни в каких причинах не бывали, и учнут те оговорные люди бити челом о сыску, чтобы про них сыскати, что они никаким воровством не воруют, и ни на каком воровстве не объявливалися, и про таких людей по их челобитью обыскати. Да будет в обыску их одобрят, и их дати на чистую поруку з записью, и животы им отдати, и выти на них не имати. А будет в обыску про них скажут, что они лихие люди, и их по тем обыском пытати. Да будет они с пытки в розбое и в убийстве повинятся, и их казнити смертью, а животы их продати в выти. А пытати оговорных людей в розбое в первые, и в другие, и в третие накрепко.

  36. А будет которые розбойники два, или три человеки с пыток учнут говорити на кого в розбое на причинных людей, и тех причинных людей по язычным молкам и без обыску пытати, и указ им чинити, до чего доведется.

  37. А на которых людей языки с пытки в розбое говорят, а сами на себя с пыток не говорят, а в обыскех их многия люди назовут лихими людьми, и тех людей по язычным молкам и по лихованным обыском казнити смертию, а животы их продать в выть.

  38. А на которого человека в розбое язык говорит, а в обыску его назовут половина добрым человеком, а другая половина назовут лихим человеком, и того человека пытать. А не учнет на себя с пытки в розбое говорити, и того человека дати на чистую поруку з записью обыскным людем, которые его в обыскех добрили, а по язычной молке взяти на нем выть. А будет в той половине болше обыскных людей, которые его назовут лихим человеком, человек пятнатцать или дватцетъ, и той половине и верити, и того человека пытати накрепко. А пытан на себя не учнет говорити, и того человека по язычной молке и по обыском посадити в тюрму до государева указу, а животы его отдати в выть. А после того прибудет на него в розбойном деле иное лихо, и того человека казнити смертию. А обыскным людем, которые его добрили ложно, чинити указ, против того, как о том писано выше сего в судной статье.

  39. А на которого человека языки два или три говорят в розбое, а он пытан не учнет на себя говорити, а учнет бити челом о обыску, а в обыску про него скажут, что его не знают, и его посадити в тюрму, до государева указу. А будет в обыску про него скажут, что его знают, а доброй ли он человек, или лихой, того про него не ведают, и того человека по тому же посадити в тюрму до государева указу, а животы его продати в выть.

  40. А на которых людей языки говорят в розбое за очи, а с очей на очи на них говорити не учнут, и во многих людех их не узнают, или узнав их, да учнут с них зговаривать, и тех языков пытать накрепко, не по засылке ли их не узнали или узнав зговаривают. Да будет с пытки скажут, что их поклепали, и тех людей давать за приставы, и про них обыскати. А в обыску про них скажут, что они лихие люди, и тех людей пытати. Да будет учнут на себя в розбое говорити, и их казнити смертью, а не учнут на себя с пыток говорити, и их по обыском сажати в тюрму до государева указу. А будет скажут языки, что с них зговорили по засылкам, и тех людей, которые приходили, имати, и с ними с очей на очи ставити и роспрашивати, и сыски всякими сыскивати. Да будет они к языком приходили для того, чтобы они с оговорных людей оговаривали, и их бити кнутом, да на них же взяти выти. А будет их в обыску одобрят, и их свободити безвытно.

  41. А будет учнет язык говорити в розбое, или в татьбе на чьих нибуди людей, или на дворников, а те люди, на чьих людей и дворников язык говорит, таких людей и дворников у себя скажут, а их не поставят, и на них за тех людей и за дворников имати выти, и давати их на крепкия поруки с записми с сроком что им тех своих людей и дворников поставити к языком на очную ставку, а как их поставят, и тех людей сь языки с очей на очи ставити и роспрашивати и указ чинити по тому же, кто чего доведется.

  42. А будет те люди, на чьих людей, или дворников язык говорит, скажут, что у них таких людей, или дворников не бывало, и учнут бити челом о обыску, и про то обыскати около их житья многими людми, бывали ли у них таковы люди, или дворники. И будет в обыску скажут, что у них такие люди, или дворники были, и на них за тех людей и дворников в ысцовы иски имати выти, и давати их на поруки з записми с сроком что им тех людей по тому же поставити к языком на очную ставку, а как их поставят, и их сь языки с очей на очи во многих людех ставити и роспрашивати, и указ им чинити, кто чего доведется. А скажут в обысках, что у них таких людей и дворников не бывало, и за тех людей и дворников вытей на них не имати.

  43. А на которых дворян, и на приказных людей, и на детей боярских, и на их людей, или на дворников, или на крестьян учнут в розбое языки говорити, и тех дворян, и приказных людей, и детей боярских, и их людей и дворников и крестьян по язычным молкам имати, а дворы их и животы и хлеб по тому же переписав печатати, а их сь языки с очей на очи по тому же ставити и их роспрашивати, и сыскивати всякими сыски накрепко. Да будет доведется до пытки, и напередь пытати людей их, или дворников, или крестьян. Да будет люди их, или дворники, или крестьяне учнут говорити в розбое на них на самих, и тех дворян, или приказных людей, и детей боярских самих пытати, и указ чинити им по тому же, как и иным вором, кто до чего доведется.

  44. А которые дворяне и приказные люди и дети боярские приведут людей своих, или крестьян или дворников своих, и скажут на них розбой, или татьбу, или подвод имянно, а языки на них в том не говорят, и тех людей по приводу роспрашивати и без обыску пытати и указ чинити, кто до чего доведется.

  45. А на которых людей исцы бьют челом в татьбах и в розбоях имянно бес поличного и без язычной молки и не по лихованым обыском, и тех челобитчиков отсылати в Судной приказ, где кто судим. А будет в Судном приказе сыщется, что те дела розбойные дошли до пыток, и тех исцов и ответчиков из Судного приказу отсылати в розбойной приказ.

  46. А которого человека приведут с поличным, а поличное у него вымут с приставом и с понятыми, а тот человек того поличного не очистит, и отводу ему не даст и того приводного человека по поличному пытати и указ чинити, до чего доведется.

  47. А будет у кого воры животы покрадут, или розбоем возмут, и тем людем в тех своих животах подавати писменыя явки в приказех и в городех воеводам и губным старостам, и в явках те свои животы описывати имянно. А будет они после того тех своих животов у кого за что поимаются, а те люди, у кого они поимаются, тому их поличному отводу не дадут, и тех людей, у кого поимаются, по тому поличному и в ыных в их животах, которые их животы в явках их будут написаны, пытати, и сыски всякими сыскивати, до чего доведется. А будет кто у кого за что поимается, а скажет, что то поличное у него воры украли, или розбоем взяли с ыными его животы, а явок на то поличное и на иные свои животы, которые у него с тем поличным взяти, не скажет, и по тому поличному тех людей, у кого поимаются не пытать, потому что на то поличное явок нет, а давати в таком деле исцом на тех людей, у кого они за что поимаются, суд, и с суда учинити веру, крестное целование, чтобы в таких делех никому напрасных продажь не было.

  48. А где учинится розбой, а которые сторонние люди слышачи крик и воп розбитих людей как их розбойники розбивают, и те люди на крик и на воп не пойдут и их выдадут, или которых людей после розбою розбитие люди учнут за розбойники в погоню и на след звати, а те люди в погоню за розбойники, или на след не пойдут же, а исцы на них учнут бити челом, и про то сыскати окольными людми, и которые в те поры в погоне и на следу были. Да будет на них в сыску скажут, что слыша крик розбитих людей на пособь к ним не пошли, и в погоню за розбойники, или следом не пошли же, и на тех людех за выдачку и за ослушание имати выти, и чинити жестокое наказание, бити кнутом нещадно.

  49. А которых людей розбойники розобьют, или тати покрадут, и за теми розбойники и за татьми исцы, собрався следом придут в село, или в деревню, и те люди, к которым следом придут, следу от себя не отведут, и про то обыскати и погонных людей роспросити, И будет в обыскех и погонные люди на них скажут, что они следу не отвели, и тех людей по обыском и по погонных людей речам пытати, и указ им чинити, до чего доведется.

  50. А которые обыскные люди в городех на посадех, и в уездех по селам, и по деревням в обыску скажут, что у них розбойников и татей нет, а после у них тати и розбойники сыщутся, а они их в обыскех укрыли, и тем обыскным людем за их ложь чинити указ против того же, как про обыскных людей за лживые обыски написано в судной статье выше сего.

  51. А будет на Москве, в которой сотне, или в улице, или в городех на посадех, или в уездех, в селех и в деревнях, изымают вора, татя, или розбойника, сторонние люди, мимо тех людей, где он жил, и того вора пытати, кто его знал в том месте, где он будет изыман. Да будет тот вор с пытки скажет, что его тутошние люди, где он будет изыман, все знали и его укрывали, и на тех людех на всех, кто того вора укрывал, правити на государя пеня по указу, а исцом выти для того, чтобы всяким людем у себя воров и татей и розбойников держати было неповадно, а вором бы, татем и розбойником нигде прибежища не было. А будет тот вор с пытки скажет, что его в том месте, где он будет изыман, знали его немногие люди, и по тем воровским пыточным речам правити государеву пеню, а исцом выти на однех на тех людех. кто того вора знал и укрывал, а не на всех на тутошних людех.

  52. А на которых людей языки говорят с пыток в станех и в приездех, и тех людей по язычным молкам имати, а животы их переписав, запечатати, и сь языки тех людей с очей на очи ставити и роспрашивати, и указ им чинити также, как и розбойником. А на которых людей языки говорят с пыток в подводе и в поноровке, и тех людей, по язычным молкам, имати же и животы их печатати, и тех людей сь языки с очей на очи ставити и роспрашивати, и указ им чинити также, как розбойником и становшиком.

  53. А на которых людей учнут языки говорить с пыток в поклажее розбойные и татиные рухляди, а скажут, что у них положили за розбойное, или за татиное, или зачисто, или на кого языки учнут говорить в продаже розбойные рухляди; и тех оговорных людей, по язычной молке, сыскивати, и сыскивая сь языки ставити с очей на очи и роспрашивати. Да будет они в тех поклажеях, или в продажной в розбойной рухляди не запрутся, и их пытать и в ыных в таких поклажеях и продажной в розбойной рухляди. Да будет они с пытки в чем повинятся, и на них то все, в чем они до пытки не запрутся, и в чем с пытки повинятся, доправя, взять в ысцовы иски выти и дати их на чистую поруку з записью, а не будет поруки и их посадити в тюрму, докуды по них поруки будут. А будет они в тех поклажеях, или в продажной розбойной рухляди запрутся, и их в том по тому же пытать, и с пытки указ учинить, до чего доведется.

  54. А на которых людей язык говорит с пыток, а скажет, что ему розбойную рухлядь продал зачисто бес поруки, и на том человеке взяти выть, не купи бес поруки, а которым продали за чистое с порукою, и на тех людех выти не имати.

  55. А которые языки говорят на чьих нибудь людей, и доведется на них взяти выти, и за тех людей класти выти на тех людей, кому кто служит.

  56. А которые такие оговорные люди до вершенья дела помрут, а дело вершится после их смерти, а довелося было на них взяти выти, и за тех людей, которые померли до вершенья дела, выти имати по тому же на тех людех кто кому служил.

  57. А которые люди у кого жили за двором, а живучи так же воровали, и на тех задворных людех на самих выти имати. А которые задворные люди помрут, и тех людей в выти продавати животы.

  58. А где в городех и на посадех и по слободам и в уездах в волостях в селех и в деревнях учинится убойство смертное, а убьет до смерти боярской человек боярского же человека, и того убойцу пытати, которым обычаем убойство учинилося, умышлением ли, или пьяным делом, а не умышлением. И будет убойца учнет говорити с пытки, что убил не умышлением, в драке пьяным делом, и того убойцу бив кнутом, и дати на чистую поруку з записью, что ему впредь так не воровати, и взяв по нем порука, выдати тому, у кого он человека убил, и з женою и з детьми в холопи, а жены и детей убитого человека у того боярина, у которого человека убили, не отъимати. А будет истец станет бити челом о долгу убитого, что он был должен, и в долгу отказати.

  59. А будет тот, кому того убойцу учнут отдавати, вместо убитого его человека, учнет говорити, что тот убойца вор, и взяти ему его к себе не мочно, и ему за убитого его человека доправити на том, у кого тот убойца служит, пятьдесят рублев денег.

  60. А убьет сын боярской, или сын его, или племянник, или прикащик чьего крестьянина, а с пытки тот убойца в том убийстве учнет говорить, что он убил в драке, а не умышлением, или пьяным делом, и у того сына боярского, из его поместья взять лутчего крестьянина з женою и з детьми, которыя дети с ним живут вместе, а не в розделе, и со всеми животы, и отдать во крестьяны тому помещику, у которого крестьянина убили, а жену убитого крестьянина и з детьми и з животы у того помещика, у которого крестьянина убили, не отъимати. Да на таких же убойцах таких побитих крестьян править кабалныя долги, и сажати их в тюрьму, до государева указу, а смертию их не казнити, а в бескабалных долгех отказати.

  61. А кто кого убьет с умышления, и сыщется про то допряма, что с умышления убил, и такова убойцу самого казнити смертию.

  62. А убьет чей-нибуди крестьянин чьего крестьянина до смерти, а с пытки тот убойца на себя учнет говорить, что его убил пьяным делом, а не умышлением, и в того убитого крестьянина место того убойцу бити кнутом, и дав на чистую поруку, выдати тому помещику, у которого крестьянина убили, з женою, и з детми и з животы, а убитого крестьянина жены и детей з животами у прежняго помещика по тому же не отъимати. А будет истец учнет бити челом, что убойца ведомой вор, и во крестьяны его взяти не хочет, и станет бити челом того же помещика, или вотчинника об ыном крестьянине имянно, и ему то дати на волю, и в того убойцы место исцу дати того крестьянина, о котором он бьет челом, з женою, и з детми, и со всеми животы и с хлебом стоячим, и которой сеян в земле, а убойцу бив кнутом отдати тому, чей он крестьянин.

  63. А которых людей розбойники розбивают, а розбойники не сысканы, а исцы имаются тех розбоев за поличное, за что ни буди, и пишут в челобитных иски болшие, и тот, у кого поимаются, учнет на кого говорить с пытки, что то поличное у кого купил или выменил, и кто в том оговорном человеке даст по себе или по человеке поручную запись, что ему того оговорного человека поставити на срок к языку на очную ставку, и того человека не поставит, и на том доправити исцов иск весь сполна, да его же дати на поруку з записью, что ему того оговорного человека сыскати, и к языку поставити на очную ставку. А будет такой записи по себе не даст, и в того оговорного человека место будет оговорной человек дворовой, взяти лутчего человека, а будет крестьянин, взяти лутчего крестьянина к языку на очную ставку и по язычной молке пытати, где тот оговорной человек, ухоронен ли, или бес хитрости збежал.

  64. А у кого поимается истец за розбойное поличное, за лошадь, или за что-нибуди, а розбойников в лицах нет, и тот, у кого поимаются, учнет на кого в роспросе говорити, что то поличное у него купил, или выменил, а тот оговорной человек, на очной ставке запрется, скажет, что он того поличного ему не продавывал, а поличное куплено, а в книги не записано, и купчие и поруки нет, и того, у кого поимаются за поличное, пытать. И будет с того, у кого поличное скажет купил, с пытки не зговорит, и по той язычной молке и продавца пытати же. Да будет продавец с пытки повинится, что ему то поличное продал, и его пытать, у кого он то поличное взял, и по сыску в том деле учинити указ. А будет не повинится, и на нем взять выть, и дати на чистую поруку, а иск по челобитной править на том, у кого поимаются за поличное.

  65. А которых людей в обыску лихуют окольные ближние люди в татьбе, или в розбое, или в убийстве, или в розбойном приходе и в приезде, и в поклажем, и в поноровке, а те люди, которых в обыскех лихуют ближние окольные люди, бьют челом государю о другом повалном обыску, а про первой обыск сказывают, что их ближние околние люди лиховали по недружбе и по первым лихованым обыском таких оговорных людей не пытать, а послать про них вдругоряд обыскать. Да будет в другом обыску их многие люди одобрят, и воровства на них никоторого не скажут, и в тех других в одобреных обыскех, перед лиховаными обыски, обыскных людей больши, человек пятнатцать, или дватцать, и то дело по обыском вершить. А на первых обыскных людех, которые их лиховали неделом, имати на государя пеня, да им же за то чинити наказание по государеву указу, как о том писано выше сего в судной статье.

  66. А на которых людей говорят языки в розбое, и в татьбах, и в приездех, и в подводох, и в татебной, и в розбойной рухляди в продажах, и в поклажеях и во всяком розбойном и в татебном воровстве, а те оговорные люди живут в патриарших, и в митрополичих, и в архиепископлих, и епископлих, и монастырских, и бояр, и околничих, и столников, и дворян московских, и дияков, и из городов дворян, и детей бояръских, и всяких чинов служилых людей в поместьях и в вотчинах, и, сведав оговор, от того бегают, а иные люди оговорных людей у себя хоронят, и из-за себя высылают, а иных у приставов отбивают, и про то сыскивать накрепко многими околними людми и явками. Да будет по сыску и по явкам оговорные люди збежали допряма, до язычной молки, и на тех людех вытей не имати. А которые оговорные люди збежат в язычную молку, и на тех людех, за кем оговорные люди живут, имати выти, да их же дати на поруки, что им тех оговорных людей сыскивати.

  67. А которые люди оговорных людей от язычной молки ухоронят, или из-за себя вышлют вон, и на тех людех имати выти же, да на государя пени по пятидесят рублев, и дати их на поруки, что им, сыскав оговорных людей, поставити.

  68. А будет которой помещик, сыскав у себя розбойников, своих людей, или крестьян побьет не хотя их к сыску отдати в Губу, укрывая за собою воров, а сыщется про то допряма, и у такова помещика за такое воровство отняти поместья, и отдати в роздачю, да на них же велеть доправити исцовы иски. А будет кто такое дело учинит непоместной человек, и ему за такое воровство учинити жестокое наказание, велеть его бити кнутом по торгом, да на них же по тому же правити исцовы иски.

  69. А будет такое убийственное дело учинят чьи люди, или крестьяне без ведома бояр своих, и их за такое дело самих казнити смертию безо всякие пощады.

  70. А которые люди оговорных людей у посланников выбьют, и тех людей бити кнутом, да на них же имати на государя пени по пятидесят рублев, а истцом выти, а в сыску оговорных людей давати их на поруки.

  71. А которые лихие люди крадут, или розбивают, и наворовав, ис той Губы збежат в ыную Губу, и в той Губе, в которую Губу прибегут жити, и губным старостам их роспросить, где они преже сего жили, и от чего сошли жити в ыную Губу, да будет по роспросным речем дело до них не дойдет, а исцов им не будет, и тем оговорным прихожим людем велеть жити, кто к кому придет, а не роспрося тех людей, где кто жил, в Губах не держати. А у кого вымут лихих людей в городе на посаде, или в волости, а будут им исцы, и что скажут татьбы, или розбою у них взяли, и на тех людех, за тех лихих людей, имати выти в полы исцовых исков за то, что они тех людей пустят к себе жити, а губным старостам не явят.

  72. А пошлют которого недельщика имать татей и розбойников, и ему имати татей и розбойников без хитрости, а не наровити ему никому, а изымав ему татей и розбойников не отпустити, и от того посулов не имати. А понаровит которой недельщик татю или розбойнику по посулом, и его отпустит, и про то сыщется допряма, и на том недельщике исцов иск доправить, да его же бити кнутом, да вкинути в тюрму.

  73. А которой губной целовалник розбойника, или татя отпустит, или животы розбойничьи, или татиныя покрадчи збежит, и того целовальника животы отдать в ысцов иск в выть, чего искал в полы иску, а чего животов его в полы исцова иску не дойдет, и тот досталной иск взяти на тех людех, кто того целовальника в губные целовальники выбирал. Да тех же людей, кто того целовальника выбирал, давати на поруки в том, что им того губного целовальника, которой подкрадчи побежит, сыскав, поставити. А как того губного целовалника те люди, кто его выбрал, сыщут, и того губного целовалника бити кнутьем, а бив кнутьем, ис целовалников выкинути.

  74. А будет по челобитью исца, или ответчика доведется про розбойное или татиное дело обыскати повалным обыском, и как повалным обыском сыскивати, и о том указ писан в судной статье выше сего.

  75. А у которого неделыцика будут за приставом тати, и тому недельщику татей без докладу на поруки не давати. А которой недельщик, не доложа боярина и без дьячья ведома татей даст на поруки, а сыщется про то допряма, и на том недельщике доправити исцов иск вдвое, да его же за то бити кнутом и вкинути в тюрму, до государева указу.

  76. А будет кто у кого в дому сведает поличное, и похочет то поличное выняти, и ему на то поличное взяти ис приказу пристава, а приставу взяти с собою понятых, сторонних людей, добрых, кому мочно верити, и поличное выняти с теми людьми, куды он послан будет искати, и то поличное выняв, отвести в приказ с теми же людьми, при ком то поличное вымет. А будет в том дому, где то поличное будет никого не застанут, и то поличное по тому же отнести в приказ с понятыми, а в приказе про то поличное сыскивати и росправа чинити по указу, до чего доведется, а бес понятых приставу поличного не выимати. А будет кто в дому своем поличного искати и клети и иных хором отомкнути не даст, или поличное и татя у пристава, и у понятых отоймет, а сыщется про то допряма, и на том, кто так учинит, истцу доправити убытки, по сыску, все сполна.

  77. А будет кто татя с поличным убьет в дому своем, и того убитого тот час объявит околным людем, и объявя, вести к записке в приказ. А будет кто за татем погонится с сторонними людьми и на дороге, или на поле, или в лесу тот тать изымати себя не даст, и учнет дратися, и того татя на погоне кто убьет до смерти, или ранит, и того убитого, или раненого татя с поличным, что он покрал, по тому же привесть в приказ с погонщики вместе. А будет кто татя изымав, и не водя в приказ, учнет пытать у себя в дому, и на нем татю доправить бесчестье и увечье, а в чем его пытал, и ему татьбы своей на том тате искати судом, а ис приказу того татя пытать не велеть. А будет поличное в дому чьем выняли, а жена и дети про те краденые животы ведали, и на них имати выть по указу. А будет бедны и заплатить нечем и их отдати исцу головою, покаместа отработаются, а на год им зачитати за работу, женскому полу по полутретья рубли.

  78. А будет кто у кого покрадет на поле хлеб жатой, или сено, или украдом учнет хлеб жати, и с поля тот хлеб к себе повезет, и на дороге его с тем краденом хлебом или с сеном изымав, приведут его в приказ, и сыщется про то допряма, что хлеб, или сено крал, и того татя за ту татьбу бити кнутом, а краденое велеть, на нем доправя, отдати исцу. А будет те тати изымать себя не дадут, и кого ис тех татей убьют или ранят, и того убитого или раненого явити окольным людем вскоре, и привести в приказ и записати, и тем от того убойства свободится. А будет тати того, чей хлеб, или человека его, или крестьянина, как их имали у хлеба или у сена убиют, или ранят, а сыщется про то допряма, и тех татей за то казнити смертью, а что покрал, и то взяти из животов их.

  79. А будет кто у кого татиным обычаем выловит ис пруда или из саду рыбу, и того татя изымают с поличным, а сыщется про то вправду, что он покрал впервые, и такова бити батоги, а будет вдругие тот же, с поличным изыман будет, и такова за такую вину бити кнутом, а будет в третьие тот же, изыман будет с поличным, а поличное и гривны не стоит, и такова казнити отрезати ухо.

  80. А будет у кого в пожарное, или в ыное в которое время, что ни буди пропадет, а после того тех своих пропалых животов у кого что опознает и поимается, и ему того искати на том, у кого поимается, судом, что татиного дела. А будет тот, у кого то поличное вынято, скажет, что он взял то поличное на пожаре, или из воды вынял, а не грабежом, и в приказе являл и записал, и сыщется про то допряма, что то поличное не грабежом взято, и тому, кто за то поличное поимается, велети у него то поличное выкупить, а выкупу дати против торговой цены вполы.

  81. А которые люди в ысцовых искех сидят в тюрме, а ис тюрмы на них исцовы иски правят, а исцов у правежу нет, а сидят они в тюрме лет пять и больши, и тех людей дать на статныя поруки з записью в том, как их спросят, и порутчиком их поставить, а исцовых исков на них бес челобитчиков не править.

  82. А на которых людей языки учнут говорить с первые и з другие пытки, а с третьие пытки тех языков доведется казнить, и те языки, идучи к казни, учнут с тех людей, на кого они говорили, зговаривать, и тому их зговору не верить.

  83. А тюрмы на Москве строить из Розбойного приказу государевою казною.

  84. А в целовальниках и в сторожах у московских тюрем быти московских черных сотен и слобод тяглым людем ис подмоги, а на подмогу деньги тем целовалником и сторожем имать с тех же сотен и с слобод по годом, и выборы на них имати у сотенных людей за их руками.

  85. А в палачи на Москве прибирати из вольных людей, и быть им в палачах с поруками, а государево им жалованье давать из государевы казны из Розбойного приказу.

  86. А в городех тюрмы строить и целовалников, и подьячих, и тюремных сторожей, и палачей выбирать с посадов и с уездов с сох, з дворцовых сел, и с черных волостей и со всяких сошных людей, и с патриарших, и с митрополичьих, и с архиепископлих, и епископлих, и с монастырских, и со всяких с поместных и с вотчинных земель. А быть тем целовальником и сторожам с подмогою же, а подмогу тем целовальником и сторожем и в губные избы на всякие росходы збирати деньги с тех же с посадских и сошных людей, по их договору, а лишних денег не збирати, и тем сошным людем убытков не чинити, а выборы на целовалников и на тюремных сторожей у выборных людей имати за руками выборных людей.

  87. А за которым вотчинником или за помещиком будет в поместье или в вотчине менши дватцати крестьянинов, и ис тех поместей и из вотчин к губным делам целовалников и сторожей и подьячих не выбирати, а имати целовалников к губным делам з болших поместей и вотчин.

  88. А которые исцы в Розбойной приказ приносят челобитные на розбойников, а в челобитных своих пишут, что у них розбойники на розбое с пытки в убийстве винятся, а после того спустя долгое время исцы приносят к делу на тех людей, которых розбойники побили, заемныя кабалы, а писаны в тех кабалах в заимщиках те их побитие люди бес порутчиков, и рук заимшиковых у тех кабал нет, а у иных есть руки, в их место, иных людей, а год и число в тех кабалах писаны до убийства тех людей, года за два, и за три и болши, и по тем кабалам за убитих должников на оговорных людех долги не правити потому, что они те кабалы приносят к делу, спустя многое время, и тем кабалам верити нечему.

  89. А на которых людей языки учнут говорити в роспросе до пытки, а с первыя и з другия и с третьия пытки с них учнут зговаривати, и тому зговору верить.

  90. А которые розбойники, подрезав тюрмы в городех, утекут, а тюремные целовалники и сторожи про тех утеклецов с пыток учнут говорити, что тюрмы разбежались не их хитростью, а исцы учнут на них бити челом о вытях, и чтобы выти велети за них править на тех людех, кто тех губных целовалников и сторожей выбирал, и по тому челобитью выти правити на тюремных целовальниках и на сторожех на самих. А чего будет на них доправити за чем не мощно, и то доправити на губных старостах и на уездных людех, кто тех целовалников и сторожей выбирал, и править на губных старостах за такие вины исцам выти, против губных целовалников, вдвое, для того, что в городех тюрмы ведают губные старосты, и губным старостам доведется тюрмы и тюремных сидельцов осматривати почасту, чтобы тюрмы были крепки, и у тюремных бы сидельцов в тюрмах ничего не было, чем им ис тюрмы вырезатися, и в городех ис тюрем воры уходят губных старост небрежением и недосмотром и за то на губных старостах исцом выти перед губными целовальники вдвое правити.

  91. А которые розбойники были на розбоех, а сыщется их половина, и исцовы иски за них будут доправлены сполна, а после того и товарыщи их сыщутся, и учнут говорити на кого в тех же розбоях и в продаже розбойныя рухляди, а исцов им не будет, и по той язычной молке на оговорных людех вытные денги, против взятья первых вытей на оговорных людех, правити в государеву казну, потому что о тех вытных деньгах челобитчиков не будет.

  92. А которого вора татя, или розбойника изымают и приведут к Москве в Розбойной приказ, или в котором городе в Губу и доведется того вора пытать, и тот вор, избывая пытки, скажет за собою государево великое дело, и ему не верить, и пытать его в розбое, или в татьбе въскоре. А что за собою скажет государево дело, и его про то роспрашивати после того, как будет пытан в татьбе, или в розбое.

  93. А которые воры тати, или розбойники и душегубцы учнут сидети в тюрмах в городех до полугода, и тех воров в городех воеводам и приказным людем и губным старостам, без государева указу, ис тюрем не выпускати, и в холопство и во крестьяны к себе не имати, и иным никому таких воров в холопство и во крестьянство не отдавать. А будет в городех кто воеводы и приказные люди или губные старосты таких воров ис тюрем выпустят без государева указу и поневолят их к себе, или к иному к кому в холопство, или во крестьянство, и сыщется про то допряма, и тем воеводам и приказным людем и губным старостам за то чинить жестокое наказание, бити их кнутом нещадно, да на них же за тех воров исцам правити выти. А будет до которых тюремных сиделцов розбойное и татиное и душегубное дело не дойдет, и доведется их ис тюрмы выпустить, и таких ис тюрем выпускать, и к государю к Москве о указе не писав, а в холопство и во крестьянство их воеводам и приказным людем и губным старостам к себе не имати, и иным никому по свойству, или по дружбе, их в холопство и во крестьянство не отдавати. А будет кто воевода и приказной человек, или губной староста таких людей, которых доведется ис тюрмы выпустить, поневолят к себе, или к иным к кому в холопство, или во крестьянство, и им за то по тому же чинити жестокое наказание, как в сей статье писано выше сего.

Сборник Оглавление Назад Вперёд